Шеймус Финниган
Sweet Irish
Совсем не странно перечитывать сейчас старые записи в этом дневнике. Наверное, это оттого так, что я все их помню чуть ли не дословно, помню при каких обстоятельствах и с каким настроением они были написаны, помню радостно ли мне было тогда или грустно, или же я лил слезы или пытался сдерживать их, дабы не выдать себя перед коллегами. Сейчас все давно прошло, и этот дневник, как призрак, как тень тех давно исчезнувших чувств, что терзали меня когда-то. Возможно, я не совсем правильно выразился, и эти чувства никуда не исчезли, ведь, как известно, ничего в мире не исчезает в никуда и не появляется из ниоткуда. Они переродились, они стали чем-то иным, изменили свой облик, характер, настроение, но остались при мне.
Я когда-то писал про хлебные крошки, про то, что я собрал их и ссыпал в рот, а не выбросил - наверное, поэтому все случившееся осталось со мной, и человек, которому я пел здесь дифирамбы и которого поливал грязью на страницах этого же дневника, также остался со мной. Мы общаемся как хорошие друзья, мы снимся друг другу, скучаем друг о друге, сожалеем о невозможности спонтанной встречи - и все это прекрасно! Я так рад, что проходя всю ту гадость, что создавали на своем пути мы сами и некторые другие не очень хорошие люди, мы каждый раз находили в себе силы и желание мириться. Мы снова ссорились, снова расставались. Но лишь когда прежние чувства, чистые и сильные, но изначально обреченные на провал, переродились, став четким желанием во что бы то не стало вернуть дорогого мне человека, у меня получилось стать для него просто другом. Кому-то определение "просто друг" может показаться ничтожным по сравнению со словом "любовь", но считающие так - глупцы, ничего не понимающие в этой жизни.
Я решил написать этот пост по двум причинам. Во-первых, потому что Юстас вчера назвал мой дневник "мертвым", и меня это очень сильно покоребило. Вообще, он любит брать меня на слабо. А, во-вторых, для просто друга я делал сегодня фотку, обрабатывал ее, а там неумеха фотограф позволил себе уничтожить всю прелесть его глаз. Эти голубые глаза при любых остоятельствах, кем бы мы с Бэлом друг другу не были, наверное, навсегда так и остануться апофеозом Ирландского Сердца.) Глаза получились цвета предгрозового неба, когда тучи еще не затянули его.
Я только что понял, что у всех людей, которых я люблю, очень красивые глаза...